Понедельник, 05 Сентябрь 2016 10:29

Арка в Блю Хол

Снимок экрана 2016-09-05 в 10.25.41 копия


   

У меня замирает сердце,                      

И азот попадает в кровь.

Чаще думается о смерти.

В коридор попадаешь вновь.

Веет холодом и страхом,

Но так манит глубина.

Мне не хочется быть прахом.

Мне желанье подарит она.

Чьи-то души смотрят в сердце,

И зовет голубая вода.

Это грань между жизнью и смертью,

Где исчезнет твоя суета.

Он твой друг, он твой избранник

Зажимает в ладони мой страх.

Просто он одинокий странник

Словно ищущий цели монах.

Ты и он подарили мне душу

И открыли другие миры.

И теперь презираю я сушу -

Я умру без синей дыры!

 

         «Да, удивительно, что он вообще остался жив!» - сказал седой доктор молоденькой медсестре.

         «Но он в коме; по-моему, так лучше умереть. Все знают, что это опасно, и все лезут в этот колодец испытывать свою судьбу. Сколько человек уже лежат на дне, и все равно все лезут. И этот точно уже не жилец.» Она поправила мне одеяло и вышла за дверь, а седой доктор еще долго стоял возле моей кровати.

         Я в коме. Не знаю, останусь я жить или нет, но мне уже все равно, - все мои друзья лежат на дне. Я все время вижу перед собой их испуганные лица. Если бы я мог говорить, я бы непременно рассказал все, что произошло со мной и моими друзьями.

         Кто хотя бы раз нырял в Египте, конечно же, знает про Дахаб. Чудное место Блю Хол. Дайверы со всего мира приезжают в Дахаб, чтобы погрузиться в коралловый  колодец, и, если удастся, проплыть под Аркой, которая выходит в открытое море. Эта Арка, говорят, исполняет желания… Нас меньше всего интересовали желания. Всем хотелось давно посмотреть, из какого теста мы сделаны. Ныряют многие, всплывают не все. Если бы вы знали, как манит эта глубина, в ней есть что-то волшебное, и теперь я точно знаю, что есть. Я и мои друзья давно ныряем вместе. В нашей практике действительно были экстремальные ситуации, но мы всегда из них выходили с блеском. 

 

Мы давно искали человека, который проведет нас под аркой в Блю Холе, предлагали денег, но никто не соглашался. И вот когда мы уже потеряли надежду, к нам подошел местный и заговорщически спросил, мы ли те самые придурки, которые хотят проплыть под Аркой. Ухмыльнувшись, мы утвердительно кивнули. Всего за сотку баксов он сказал, что проведет нас туда. Какая ерунда, одна сотня баксов, а сколько впечатлений. Мы тогда не знали, каким ужасом это для нас обернется.

 

         На следующий день мы встали рано утром, чтобы увидеть арку, освещенную солнечным светом. Но с самой первой минуты все пошло как-то не так. Началось все с того, что про нас просто забыли… За нами не приехали в отель. Нам пришлось взять такси и доехать до дайв-центра самим. Позже, когда мы уже приехали к Блю Холу, у одного из нас порвался ремень на маске. К нашему несчастью у нас была запасная. Никто из нас не хотел пропускать это погружение. Подготовились мы основательно. Местный, который пообещал провести нас туда, все время торопился, и мы старались успеть за ним. Может, в этом была наша ошибка, а может, то, что мы пошли туда за деньги. Не знаю. Сейчас это уже не важно.

 

         Мы вошли в воду, договорились, кто за кем пойдет. Подплыли к стенке колодца и начали погружаться. Падение прекрасно! Мы падали с немыслимой скоростью: и вот тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят… Когда мы увидели ее, мы забыли о метрах. Она была освещена, эта волшебная Арка, такая холодная и манящая. Мы были в восторге! Местный последовал первым.

 

         Мы старались запомнить каждую секунду, проведенную под сводом Арки. Скажу о том, что мне сразу показалось, будто время остановилось. Было ощущение, что каждое мое движение стало медленнее. Даже биение сердца ровно, но громко отдавалось у меня в ушах. Такого расслабления я давно не испытывал под водой. Это и была первая замануха - ошибочное ощущение спокойствия и легкости прохождения. Местный плыл быстро, и через какое-то время он совсем исчез из вида. Мы же наслаждались происходящим. Мы совсем не заметили, как заигрались, и стали погружаться все глубже и глубже.

 

         Вдруг мы увидели это. Внезапно пропали цвета. Все стало серебристо-серым. Ни одной рыбки здесь мы не увидели. Но появились они… Это были существа, похожие на людей. Я не знаю, насколько глубже они шли под нами, но их движения были совершенны. Они были примерно такого же роста, как мы. Мне даже показалось, что на спине у них были баллоны. Но может мне это только показалось. Сначала, я подумал, что на них одеты гидрокостюмы серебристого цвета, но, подплыв ближе, я увидел, что это их цвет кожи. Они полностью, все, с ног до головы, были серебристые. Мы, не задумываясь, нырнули поглубже, чтобы лучше разглядеть их. Чем глубже мы погружались, тем их изображения все больше трансформировались. Они как бы таяли. Мы увидели рядом с собой, нет, не людей с серебристой кожей, а маленьких детей, с пустыми глазами и серой кожей. На них были одеты какие-то лохмотья серого цвета. Они плавали рядом с нами, заглядывая нам в глаза. О Боже, эти глаза, именно тогда я почувствовал этот дикий страх. Я посмотрел вниз и увидел, что дно совсем рядом. Я вдруг понял, что это за место. Я стал стучать по баллону, чтобы привлечь внимание своих друзей, но было уже поздно. Они не почувствовали тот ужас, который почувствовал я. Они хватали детей за руки. Вокруг одного из нас дети образовали хоровод, и ему это нравилось, он улыбался. Я старался не смотреть им в глаза. Я стал подниматься выше все быстрее и быстрее. Но тут я услышал музыку. Это точно была музыка, хотя скорее нет, это был хор, тысяча голосов звали меня вернуться. Мои движения стали опять замедляться, голоса стихали; я вновь стал погружаться все ниже и ниже. Я попытался поддуть жилет, но руки не слушались; какая-то сила стала тащить меня вниз. Я, честно говоря, уже трудно понимал, где верх, а где низ. Я стал изо всех сил молотить ластами. На какой-то глубине я опять услышал голоса. Тогда я закрыл уши руками и отчаянно поплыл вверх. Последний раз я взглянул вниз и увидел ужасную картину: мои друзья, словно по взмаху дирижерской палочки, одновременно посмотрели на меня. Я увидел их лица. На них был страх, нечеловеческий ужас. Я никогда не забуду их лица в тот роковой момент. Только тогда они поняли, что происходит. Дети набросились на них, все разом; их были сотни. Через несколько секунд я уже не видел ни детей, ни моих друзей. Жилет раздулся и с треском клапанов тащил меня вверх с огромной скоростью.

 

Когда меня вышвырнуло из сумрака Арки, я увидел ослепляющий солнечный свет. После этого я уже ничего не помню. Наверное, меня кто-то вытащил, сам бы я не выплыл.

 

         «Умер,…» - седой доктор провел рукой по лбу, - «надо же, а мне показалось, что он пришел в себя. Что за дети, о которых он бормотал? Вы слышали? Чертовщина какая-то…».

 

         «Я же говорила, что он не жилец, а дети у него, наверное, остались теперь одни с матерью. Хоть в последнюю минуту о них подумал. Раньше надо было думать. Мне его совсем не жаль.» - сказала молоденькая медсестра.

 

         «Знаешь, так странно, у него на компьютере время, проведенное под водой, показывает три часа сорок две минуты. Это же невозможно! Он был там от силы минут тридцать.» - седой доктор вновь провел рукой по лбу.

 

         «А чему тут удивляться - сломался…» - сказала молоденькая медсестра и вышла за дверь.

 

 

 

 

 

                                                                  Зеленина Иляна Анатольевна 2005 год